МЫ ПОМНИМ

IFEF-Lobanovsky

Friday, May 26th

Last update02:13:48 PM GMT

Font Size

Screen

Profile

Layout

Direction

Menu Style

Cpanel

07.05.2012 /// Светлана ЛОБАНОВСКАЯ: «Очень жалею, что папы с нами нет»

 

В загородном ресторане "У мэтра" мы встретились с дочерью тренера Светланой, его зятем Валерием Горбиком, который работал с Лобановским в Кувейте, и внуками.


13 мая будет десять лет со дня смерти легендарного Валерия Лобановского. В загородном ресторане "У мэтра" мы встретились с дочерью тренера Светланой, его зятем Валерием Горбиком, который работал с ним в Кувейте, и внуками. Валерий Васильевич проверял знания дочери перед экзаменами, а она с мамой хотела голосовать против него на выборах. Любил раки и шашлыки, а в "Макдональдс" заехал один раз в жизни. В 2001-м он сказал: если перестану работать, то умру...

— Лобановского нет с нами десять лет. И его, кажется, возвеличивают еще больше. Превосходных эпитетов и громких слов не чересчур много?

Светлана: — Его идеализируют как футбольного специалиста. А ведь он был глобальным человеком, ему любая сфера была подвластна. Думаю, чем бы он ни занимался другим, у него был бы такой же успех.

Валерий: — Когда он работал на Ближнем Востоке, мы везли ему из Украины не сало или черный хлеб, а несколько чемоданов газет, журналов, видеозаписей политических программ, Верховной Рады. На таможне это, конечно, все изымалось, неделю прорабатывалось на предмет идеологии. Только потом возвращалось... А еще, когда я работал вместе с Лобановским в Кувейте, я своими глазами увидел, как футболисты понимают его буквально с полуслова. А иногда было достаточно одного взгляда. Помню матч, перерыв. Лобановский зашел в раздевалку и так на всех посмотрел, что все сразу головы понурили. Без единого слова. Хотя основные слова по-арабски Валерий Васильевич знал: "стойте", "удар", "вперед"... А однажды в перерыве Лобановский грозно обратился к местному игроку по-русски: "Ты играть будешь или нет?!". Я был в шоке — тот понял, что от него хотят, вышел и во втором тайме забил мяч. После чего, празднуя, подбежал к скамейке обнять и поцеловать Васильича.

— В 1989 году Лобановский ведь даже баллотировался в депутаты.

С: — Мы с мамой изначально были против этого. Даже сказали, что пойдем голосовать против него. В итоге, правда, вообще не ходили на выборы. Папе хватало нервов, которые он тратил на футболе. На тех выборах Лобановский занял третье место. Но, думаю, его не люди не выбрали, а сама власть... При этом папа общался с такими людьми, что можно сказать он и занимался политикой помимо футбола. И по возвращении в Украину, и раньше, во времена Союза. Как-то он был на приеме у Лигачева. Беседа должна была продлиться 15—20 минут, а затянулась на несколько часов. Даже без шутки не обошлось. Лигачев спросил: вы не хотите возглавить советский спорт. А папа, имея в виду одноименную газету, ответил: "Насколько я знаю, там есть руководитель".

— Семье Валерий Васильевич не мог уделять много времени. А внукам?

С: — Я сейчас очень жалею, что папы с нами нет. Внуки подросли, и ту информацию, которую мог бы им дать их дед, мы дать не можем.

В: — Валерий Васильевич был не слишком эмоциональным человеком, но с внуками расслаблялся, мог лишний раз улыбнуться. Получается, что он простился с ними перед своей смертью. За два дня до отъезда на игру в Запорожье он был у нас на даче. Ему там нравилось, говорил — перееду. Мы со Светланой занимались хозяйством, а он возился с детьми. Нормально себя чувствовал, улыбался, был в хорошем расположении духа.

— Дети какую носят фамилию?

С: — Пока они Лобановские. К совершеннолетию будут выбирать. Или добавлять. Свои пожелания мы им высказывать не будем. Папа своим отношением ко мне научил ни на чем с детьми не настаивать. В моем выборе профессии и создании семьи он участия не принимал.

— В школе они хорошо учатся?

С: — Бывает хуже, бывает — лучше. Я, пожалуй, училась в школе лучше своих детей, потому что папа ко мне относился очень требовательно. Он и перед моим поступлением в университет сказал: сначала я проверю твои знания, а потом ты пойдешь на экзамен, чтобы ты меня там не опозорила (Светлана получила филологическое образование. — Авт.). Я к своим детям отношусь не так строго.

— Ваш ресторан "У мэтра", он же — своеобразный музей Лобановского, приносит прибыль?

С: — На сегодняшний день работаем в убыток. С каждым годом цены на обслуживание, налоги только растут. Вот сейчас еще решили брать деньги даже за воду, хотя скважина, трубы, механизмы — все сделано нами, государство к этому не имело никакого отношения. Но деньги решили взимать. Тем не менее, оставить это дело я не могу — это память о папе.

— Что сам Лобановский любил покушать?

С: — Одного любимого блюда у него не было. Он любил все вкусно приготовленное.

В: — Помню, как-то он скомандовал: после работы едем в "Макдональдс"! Обычно Аделаида Панкратьевна ему запрещала такое, все сама готовила. Лобановский любил, чтобы на столе было первое, второе, вилочка-ножик. Но он, наверное, хотел понять, почему молодежи так нравится еда из "Макдональдса", самому было интересно попробовать. Кусок откусил, ему оказалось достаточно. А вообще, знаю, ему нравились вареные раки, шашлык, барбекю.

— В последние годы жизни Валерию Васильевичу было тяжело работать. Как думаете, если бы он ушел на покой, был бы сейчас жив?

С: — Многие считали, что папа подорвал свое здоровье, работая на Ближнем Востоке, но это не так. Первый раз его забрали в реанимацию в конце 1980-х в Италии. Помню, команда прилетела, а его нет. Потом позвонил нам, сказал, что остался по делам. Только позже мы узнали, что произошло. Когда случилась сердечная аритмия, папа уже не мог поддерживать форму, как раньше. Все отмечали, что за годы работы на Востоке он изрядно поправился. Но это было не следствием болезней, а как раз отсутствием прежних физических нагрузок. Раньше он бегал, а с 1990 года перешел только на ходьбу. Хотя все равно старался давать организму физические нагрузки. В жарком Кувейте ходить по улицам возможности не было, так он ходил дома: по короткой дорожке туда-сюда по часу каждый день!.. Конечно, его здоровье было подорвано. В декабре 2001 года у него заканчивался контракт с "Динамо", и он советовался с нами — продлевать или нет. Мы с мамой высказались категорически против. А он после паузы сказал: перестану работать — умру... Поэтому трудно сказать, насколько выход на пенсию продлил бы ему жизнь.

— Светлана, вы сейчас следите за происходящим в футболе?

— Конечно, ведь все мое детство и юность прошли под знаком футбола. Когда я родилась, киевское "Динамо" играло в Тбилиси, и диктор по стадиону вообще объявил, что у Лобановского родился мальчик. Сейчас по привычке включаю телевизор, смотрю игры, причем не только "Динамо".

— "Динамо" снова проигрывает чемпионство, и в Европе сыграло неудачно...

— Есть много факторов, не только спортивных. Папа всегда говорил: хорошо к вам никто относиться не будет, особенно на международной арене. Поэтому нужно быть выше этого. После его ухода быть выше не получается.

— За десять лет после ухода Лобановского "Динамо" так и не нашло ему достойной замены.

— Кажется, ни у одного тренера в мире нет такого количества воспитанников, которые стали тренерами. Но получается не у всех. Учение папы или нет, но тренер, во-первых, должен, как он, полностью отдаваться футболу. И, во-вторых, нужны футболисты, которые будут приходить в команду играть за честь "Динамо", а не только за зарплату, как многие легионеры... Конечно, я ни на что не претендую. Когда я что-то говорила о футболе, папа сразу осаждал: "О, ты и в этом разбираешься!". Но на данный момент из тех тренеров, о которых мы говорим, мои личные симпатии принадлежат Толику Демьяненко. Его тренировки больше всего походили на то, что делал папа. В Азии выиграл аналог Лиги Европы. В "Волыни" не такие игроки, как в "Динамо", не такие условия, но что-то у него получается. Вот только характер у Анатолия мягкий, может, поэтому он не задержался в команде уровня "Динамо".

ВНУКИ МЭТРА: БОГДАН ПРЕДПОЧИТАЕТ ТРЕНАЖЕРЫ, А КСЕНИЯ ЛЮБИТ ПЕНИЕ

Ксении Лобановской уже 13, а Богдану совсем скоро исполнится 15 лет.

— Ребята, помните своего дедушку?

Богдан: — Я хорошо помню. Даже если он приезжал к нам раз в неделю или даже в месяц, этот день запоминался надолго. Часто привозил подарки, иногда шел с нами гулять.

Ксения: — Я была совсем маленькая, но помню, как ползала у дедушки по животу — искала пупок (смеется).

— Вас о легендарном деде часто расспрашивают?

Б: — Иногда. Но я к этому спокойно отношусь. Для меня он не легенда, а просто дедушка.

К: — Бывает, другие ребята спрашивают: а ты честно внучка Лобановского? Еще часто от людей приходится слышать, как они его уважали и любили. В такие моменты я немного смущаюсь, иногда плачу от чувств.

— Богдан, насколько я знаю, ты футболом не занимаешься?

— Нет, и, честно говоря, не хочется. По телевизору смотрю разве что самые важные матчи — все-таки интересно. Раньше занимался единоборствами. Сейчас, чтобы быть в форме, хожу в тренажерный зал. Еще дома есть беговая дорожка.

Мама Богдана добавляет: "Мы пару раз отдавали сына в динамовскую секцию, в первый раз — когда ему было пять лет. Но только для здоровья — делать из него профессионального футболиста не собирались. Еще папа говорил: чтобы стать настоящим спортсменом, нужно положить на алтарь собственное здоровье. Я сама ходила в самые разные секции — и плавания, и фигурного катания, — но папа был категорически против против профессионального занятия спортом. Кроме того, Богдану было тяжело — на него ребята в секции смотрели как на внука Лобановского".

— Ксения, а ты чем увлекаешься?

— Хожу на пение. Люблю выступать: петь или что-то рассказывать. ("В этом году Ксения получила грамоту за общественную работу и имидж школы", — говорит Светлана).

— А в популярных ныне соцсетях вы есть? Незнакомые ребята не пытаются познакомиться с внуками Лобановского?

К: — Нет, я там общаюсь только со своими друзьями.

Б: — А я в последнее время вообще меньше уделяю внимания соцсетям.

Больше фотографий семейства Лобановских в их ресторане в Конче-Заспе.

Изменено 16.06.2013 15:30
Александр Ольшанецкий

Александр Ольшанецкий

Вице-президент, директор ИФЕФ
об авторе
Президент футбольной маркетинговой компании AO Sportmanagement, Германия; Президент спортивного клуба Маккаби Ганновер, Германия.

     

    • За стиль и содержание рекламных объявлений редакция ответственности не несет. Мнения, высказанные в авторских материалах, не всегда совпадают с мнением редакции.
    • Все материалы защищены. Все права соблюдены.
    • При использовании любых материалов ссылка с указанием электронного адреса обязательна.

    Размещение рекламы на сайте: ifef-lobanovsky@mail.ru  или по телефону + 49 (0)511 3351081



    • IFEF - Lobanovsky
      Wörthstrasse 38, 30161 Hannover
      Germany
    • + 49 (0)511 33-510-81  / Germany /
      + 1 215 969-4780 / USA /

    Международный фонд развития футбола имени Валерия Лобановского