МЫ ПОМНИМ

IFEF-Lobanovsky

Saturday, May 27th

Last update02:13:48 PM GMT

Font Size

Screen

Profile

Layout

Direction

Menu Style

Cpanel

13.07.2012 /// Ахрик Цвейба: «Под руководством Лобановского тренировался всего год, а такое впечатление, что всю жизнь»

by Модератор
Экс защитник сборных СССР, СНГ, Украины и России Ахрик Цвейба: «Россия — не футбольная страна? Бред!»

Узнать в тронутом сединой мужчине Ахрика Цвейбу — защитника сборных СССР, СНГ, России и даже Украины — оказалось делом не только непростым, но и требующим напряжения памяти, фантазии.

В кабинете Лобановского

— Вот вы сборную Лобановского вспомнили. Как человек, поигравший у него, можете сказать, что идеи этого тренера опережали время?
— Это правда. Был поражен, когда приехал в Киев в начале 1990-х. Меня всего «просветили» через компьютер, каждую клеточку организма, обвешали какими-то проводами! До этого шесть лет играл в Тбилиси и ни с чем подобным не сталкивался. Селекция была очень строгая: Лобановскому нужны были игроки, способные выдерживать нагрузки, которые он предлагает. Тренировочный процесс в киевском «Динамо» подразумевал короткую интенсивную работу. Долгих тренировок не было. Заметьте, все ученики Лобановского, которые сейчас тренируют, взяли на вооружение его методику. Хотя столько времени прошло.

Но секрет Валерия Васильевича заключался в том, что он был отличным психологом. Это главная его черта. Поговоришь с ним в кабинете, бывало, — и выходишь окрыленный! Никогда не кричал прилюдно, не оскорблял. Если были ошибки — вызывал, разговаривали. Еще момент: в команде у него не было любимчиков. На игроков очень действует, если тренер отдает кому-то предпочтение. Лобановский мог вызвать к себе, сказать: вижу, мол, ты добросовестно работаешь, заслуживаешь машину. Или квартиру. А ты его вроде ни о чем не просил. Он сам взял и оценил твою работу. Представляете, какой стимул! То есть психологом был тончайшим. Сам чувствовал, когда и что игроку нужно сказать или что для него сделать. Не знаю, чего стоило ему выбивать все эти блага для футболистов, но это имело очень большое значение. Игроки землю потом готовы были грызть. Я тоже жил в Киеве в общежитии, женился… Вдруг Лобановский договорился о квартире, предоставил машину.

— Во все вникал.
— А если не будешь вникать, не создашь коллектив! Когда команда дружная, единая, когда в ней все за одного, она и более классного соперника может побить. Ведь сколько примеров! Было понятно: вот поле — и мы на нем все вместе. В обычной жизни по-разному себя вели, хотя и там мы, динамовцы, оставались семьей.

— Странно, когда спрашиваешь про Лобановского, обычно все говорят про тактику, игровую концепцию…
— Это тоже, конечно. Игровые ситуации моделировались на тренировках. Центральная зона — тренируемся играть три на три или четыре на четыре. Под жестким прессингом. Или «квадрат» — одно-два касания. Учились, словом, выходить из трудных ситуаций. Выходили на матч — там уже было легче. Никто так не наседал — партнеры-то в «Динамо» были классные. То есть классическая иллюстрация тезиса «тяжело в ученье — легко в бою». Перед матчем Лобановский показывал на планшете, что будет на поле. Все все знали. Тренировки были четко расписаны: сегодня одно, завтра — другое. Времени на лишние разговоры не тратили. Это я к чему вспоминаю... Когда играл в Японии, там тренером был немец. Он по два часа объяснял! Пока это все переводили на английский, потом — на русский, я уже умирал, не хотел выходить на поле.

— Не со всеми тренерами вам повезло.
— Знаете, я играл у разных. Например, Ахалкаци, Кипиани, Асатиани были техничными игроками и, когда тренерами стали, готовили игроков «под себя», то есть предъявляли к ним требования, которые предъявили бы и к себе. Но мне это, например, не подходило. Я еще молодой был, не понимал: почему я никогда не готов? Потом в тбилисское «Динамо» пришел Герман Семенович Зонин. Началась скоростная, двигательная, прыжковая работа. У него был другой подход. И мне это подошло! Получил место в составе, стал кандидатом в сборную, которую тренировал тогда Лобановский. Понял, что мне именно такой напряженной работы на тренировках не хватало, понимаете? Ходил вечно как вареный…

— Другим игрокам, наоборот, не подходит такая методика.
— Вы правы. Нукри Какилашвили, помню, ходил, жаловался на Зонина: «О, такие нагрузки, что же со мной будет!» (Смеется.) Но Лобановский-то брал игроков под свои требования. Знал, что они готовы играть в нужном режиме. Да, Онопко, Канчельскис ему, например, не подошли. Но это не значит, что они были плохие футболисты. И они это потом доказали, поиграв в известных клубах.

— За ошибки Лобановский, говорят, жестко наказывал.
— Ну, если серьезное нарушение — алкоголь там или гулянка, — мог молодого в армию отправить, «на перевоспитание». Чтобы человек подумал. Давал шанс. В игре тоже не допускал самодеятельности. Не дай бог полузащитник отдаст пас поперек поля. Или останется в центре, когда к атаке подключился крайний защитник. У-у-у!.. Он уже должен был лететь к бровке, закрывать позицию. Такого Лобановский не прощал. Не понимаешь — играй в другом клубе. А скамейка в «Динамо» такая была, что заменить могли хоть завтра.

— Вспоминаю байку. Буряк сыграл пяткой. Лобановский говорит: «Леонид, пятку надо отменить». Буряк: «Валерий Васильевич, я же для зрителей!» Лобановский: «И зрителей нужно отменить».
(Заразительно смеется.) Да-да, он очень был остроумный! Я работал под руководством Валерия Васильевича всего год — он потом в Кувейт уехал, — а такое впечатление, что тренировался всю жизнь. Столько за это время узнал!

Кирилл Легков , обозреватель «Спорта»  

Интервью полностью: sportsdaily.ru

 

Экс защитник сборных СССР и России Ахрик Цвейба: «Разваленная скала, гнев Лобановского и японский порядок»

Киевский шок

— Когда узнали, что тбилисское «Динамо» выходит из чемпионата СССР?
— В начале 1990 года сборная СССР отправилась на сбор в немецкий Руйт. Месяц там тренировались, после чего двадцать пять человек из сорока тренировавшихся полетело в Америку на Кубок «Мальборо». Возвращаемся, и прямо в аэропорту Лобановский мне говорит: «Ахрик, если хочешь продолжать расти как футболист, вот мой телефон. У тебя есть шанс попасть на чемпионат мира. Съезди в Тбилиси, все узнай сам, а мы готовы тебя ждать». Валерий Васильевич уже наверняка знал, что грузинские клубы собираются проводить отдель­ный чемпионат.

— Что ответили?
— Поблагодарил за доверие и сказал, что мне действительно надо поехать и все прояснить. Возвращаюсь в столицу Грузии и узнаю, что местные клубы в самом деле собираются выходить из чемпионата СССР. Однако все оказалось не так просто. Меня стали уговаривать остаться, обещали машину подарить. Президент Федерации футбола Грузии Нодар Ахалкаци просил не уезжать. Но я решение для себя уже принял. И вскоре позвонил в Киев Лобановскому.

— Как он отреагировал?
— Я сразу прочувствовал на себе размах профессионализма в его клубе. Валерий Васильевич был предельно конкретен: «Скажи номер рейса, тебя встретят». Прилетаю, меня уже ждет машина, везет в номер люкс гостиницы «Киев». Тут же полностью выдают всю экипировку. Я был поражен. Но оказалось, это было еще начало.

— Заинтриговали.
— Так как город я поначалу не знал, в клубе делали все, чтобы избавить меня от лишних хлопот. Водитель отвозил куда надо, привозил. В Тбилиси я привык форму стирать самостоятельно, а тут после тренировки не успел раздеться, как ее сразу забирают в стирку. Перед следующим занятием она уже висит на месте чистенькая и наглаженная. Для меня все это было в диковинку.

О Пеле и Лобановском

— Валерий Васильевич только с виду казался замкнутым и неприступным?
— Все, что касалось дела, он всегда был готов обсудить. Вызывал в свой кабинет, объяснял подробно требования. А каких-то задушевных разговоров действительно не практиковал. Были, конечно и шутки, но скорее в общем процессе, когда игроки и тренеры находились вместе. При этом после двадцати минут общения в его кабинете выходил с таким настроем, что, казалось, готов горы свернуть за этого человека. Я до сих пор поражаюсь умению Лобановского создавать такую ауру в команде.

— Высказывались мнения, что он обладал экстрасенсорными способностями воздействия на игроков...
— До сих пор не понимаю, что это было.

— Что представляли собой тренировки Лобановского?
— Перед занятиями он собирал нас и для экономии времени рассказывал, что предстоит делать. После чего минут десять-пятнадцать нас разминали Колотов или Пузач, а уже потом появлялся сам Лобановский. На всех занятиях мы выполняли упражнения, направленные на универсализм. Я защитник, но сначала оказываюсь в центре поля и должен разобраться, как правильно сыграть там, потом уже в нападении должен суметь и обвести, и выйти на ударную позицию, и ударить. От нападающих тоже часто требовалось правильно занять позицию у своих ворот и сыграть в отборе. В общем, независимо от амплуа, от каждого игрока требовалось владеть моделью действий на любой позиции. На тренировках Лобановского в полной мере можно было прочувствовать принцип Суворова «Тяжело в учении — легко в бою». Противоборство со стороны партнеров по команде было колоссальным, зато, выходя на матч после такого тренинга, чувствовал, что готов летать по полю.

— В гневе Лобановского видели?
— Да, бывало. Причем Валерий Васильевич никогда не прибегал к оскорблениям. Зато у него были непередаваемые мимика и дикция. Помню, Ване Яремчуку доставалось за передачи поперек поля (смеется). В такие моменты Лобановский, не спеша, но доходчиво и со своеобразной интонацией, доносил до Яремчука, что если такое продолжится, то он надолго сядет в запас. Уникальная личность. В футболе есть знаковые фигуры — например Марадона или Пеле. Тренер Лобановский такая же глыба, как они.

— Жалели, что поработали с ним всего полгода?
— Конечно! Я ведь был молодой, и мне хотелось больше общаться с мэтром. Жаль, что так мало знал его.

Роковой стык с Яремчуком

— Какая зарплата была в Киеве?
— Я получал тысячу рублей, а премиальные нам тогда уже платили долларами. Кроме того, мне подарили квартиру около Бессарабского рынка площадью сто квадратных метров и 190-й «мерседес». И это по меркам начала 90-х круто!

— Для сравнения — сколько в Тбилиси зарабатывали?
— Там триста рублей, и при этом ни квартиры, ни машины.

— И только? Применительно к закавказским командам доводилось слышать совсем другие цифры...
— Я вам говорю правду. Никого не хочу обижать, но каждый год мне там обещали, что будет машина. А вы представьте себе, что это такое для молодого пацана — самостоятельно поехать покататься (улыбается). О квартире же речь и вовсе не заходила. В итоге за пять лет работал там с пятью тренерами, каждый что-то обещал, но все это время я продолжал жить на базе и ничего не менялось. Условия там и в Киеве — это небо и земля.

— Правда, что в сборной СССР Юрий Морозов мог запросто сказать на тренировке Лобановскому: «Ладно, хорош гонять пацанов» — и тот сразу же сбавлял нагрузки?
— (Смеется.)
Вполне возможно. Сам я таких слов не слышал, но, зная, что они были примерно одного возраста, единомышленники и вообще на одной волне, допускаю, что иногда могло быть именно так. Морозов, кстати, тоже запомнился своим юмором, интереснейший человек! По масштабу личности Лобановскому нисколько не уступал. Вообще тренеры сборной — Лобановский, Морозов и Мосягин — словно мозаика, дополняли друг друга.

— Вы ведь отправились со сборной СССР на чемпионат мира в Италию. Проясните, что помешало там сыграть?
— Дело было на тренировке. Валерий Васильевич «напихал» Ване Яремчуку, тот после этого завелся и жестко пошел со мной в единоборство. Тогда мой голеностоп и хрустнул.

— Спасибо ему сказали за это?
— Ну что вы! Грубости с его стороны точно не было. Можно сказать, несчастный случай.

— Вы на игры ездили?
— Нет. Команда добиралась на них вертолетом, а я оставался на нашей базе в Чокко. С лангеткой на ноге и в компании Резо Чохонелидзе, исполнявшего тогда, в частности, функции переводчика, смотрел игры по телевизору.

Максим Михалко , автор «Спорта»

Интервью полностью: sportsdaily.ru

Изменено 14.07.2012 00:12

     

    • За стиль и содержание рекламных объявлений редакция ответственности не несет. Мнения, высказанные в авторских материалах, не всегда совпадают с мнением редакции.
    • Все материалы защищены. Все права соблюдены.
    • При использовании любых материалов ссылка с указанием электронного адреса обязательна.

    Размещение рекламы на сайте: ifef-lobanovsky@mail.ru  или по телефону + 49 (0)511 3351081



    • IFEF - Lobanovsky
      Wörthstrasse 38, 30161 Hannover
      Germany
    • + 49 (0)511 33-510-81  / Germany /
      + 1 215 969-4780 / USA /

    Международный фонд развития футбола имени Валерия Лобановского