МЫ ПОМНИМ

IFEF-Lobanovsky

Monday, Jun 26th

Last update02:13:48 PM GMT

Font Size

Screen

Profile

Layout

Direction

Menu Style

Cpanel

05.07.2013 /// Живи 100 лет, мой старый друг ...

by Модератор

6 июля легендарный футболист, тренер, ученый и исследователь футбола Олег Петрович Базилевич отмечает юбилей

Украинский футбол давно ут­ра­тил способность зачинать та­ланты подобного калибра. Впрочем, не­ор­динарность личности Олега Базилевича про­явилась бы на любом поприще — он из тех, кто рождается моделью для самых луч­ших в мире пожеланий.

Валерий МИРСКИЙ
«Бульвар Гордона»


Типа «хочешь быть умным — выбирай себе папу и маму из среды рафинированных интеллигентов» или «жаждешь признания — зри в корень своей профессии». От природы пытливый, он рос в обстановке взвешенных суждений и поступков — его мать, кандидат педагогических наук, преподавала в Киевском университете, отец служил главным инженером многофункциональной управленческой структуры, был выдвинут на должность заместителя министра коммунального хозяйства Украины.

Уму непостижимо, как при таких генетических раскладах можно было стать футболистом. Ведь даже выплачивая игрокам футбольных команд мастеров заработную плату, социализм сталинского толка официально отказывался признать игру в ножной мяч в качестве профессии. Обычно интеллигентствующим гражданам СССР претило это укрывательство профессиональных занятий спортом под личиной физкультурного похода за здоровьем. Наверняка и в семействе Базилевичей нашлись аргументы для сына не связывать свою судьбу с делом, от которого за версту отдает шулерством. Знать, тяга Олега к футболу оказалась неуемной.

Имя Олега Петровича Базилевича связано с уникальными научными открытиями, преобразившими игру киевского «Динамо» и футбольной сборной Советского Союза настолько, что его работа привлекла внимание мирового футбольного сообщества. Лекции Базилевича в швейцарской ставке УЕФА собирали специалистов из всех стран, где футбол воспринимается больше, чем игра. А на родине прорыв в футбольную классность, научное обеспечение которого осуществлял Базилевич, разгонял спертый воздух казарменной жизни советского общества по затхлым углам.

Способность правого крайнего нападающего киевского «Динамо» срываться с места, словно пушинка под дуновением ветра, и мгновенно развивать максимальную скорость, прыгучесть кузнечика, помноженная на хлесткие удары головой по высоко летящему мячу, делали его неуловимым для обороны противника.

Итак, юбилей Олега Базилевича не только повод воспарить над юдолью отечественного бытия. Это еще и удобный случай воздать юбиляру должное за триумф, в свое время отмеченный кое-как. Добейся подобного москвичи, описание их деяний на футбольной ниве вошло бы в учебные пособия.


ЗАЧЕМ ФУТБОЛ ИНТЕЛЛИГЕНТАМ

Футбол для зрителей создавали — кирпичик к кирпичику — интеллектуалы, и тут Украина не исключение. На заре правления большевиков Киев превратился в захолустье, тем не менее дал советскому футболу мыслителя, чьи идеи ускорили развитие теории и практики игры.

Михаил Давыдович Товаровский был автором первых в Советском Союзе научных трудов по технике и тактике футбола. Высшая школа футбольных тренеров, и поныне действующая при институте, — его рук дело.

Книгочей Олег Базилевич все знал о карьере игрока и научно-методических поисках Товаровского. Ощущения, посещавшие легендарного земляка на футбольном поле, воспламенили в юном Базилевиче любовь к этому виду искусства, сравнимому с виртуозной игрой на скрипке. И не зря в своей карьере футболиста Базилевич ежесезонно обновлял технику владения мячом приемами, чаще всего экстравагантными до экзотичности. Причем всегда отработанными до совершенства — интеллигентская натура не позволяла ему появляться перед пуб­ликой с плохо закреплен­ными техни­ческими навыками.

Способность правого крайнего нападающего киевского «Динамо» срываться с места, словно пушинка под дуновением ветра, и мгновенно развивать максимальную скорость, прыгучесть кузнечика, помноженная на хлесткие удары головой по высоко летящему мячу, делали его неуловимым для сетей обороны соперника. Проблема нейтрализации Базилевича никогда не решалась силами одного опекуна — требовался еще и подстраховщик. А лучше — два.


Олег Базилевич — пионер, конец 40-х


Когда же дело дошло до тренерской практики, острый ум Олега Петровича, его уникальные для закоренелого футболиста начитанность и образованность снабдили советский футбол инструментарием, способным открыть двери в пантеон мировой футбольной славы.

Это уникум отечественного футбола. И как часто случается, его методики функциональной подготовки футболистов и разработки тактической организации игры сегодня не востребованы. По той простой причине, что у современных стратегов украинского футбола элементарно не хватает образования, чтобы оценить по достоинству научное наследие Базилевича.

С конца 50-х и до середины 60-х годов прошлого столетия играл на левом фланге нападения киевского «Динамо» еще один коренной киевлянин — Валерий Лобановский. Его изысканная манера обращения с мячом так же превозносила до небес репутацию киевской футбольной школы той поры, сближала Базилевича с Лобановским и тяга обоих к познанию мира, привычка к литературной речи. В команде, укомплектованной воспитанниками жесточайшей из войн, оба смотрелись, чего там греха таить, белыми воронами. Но школу круговой обороны своего достоинства проходили без потерь.

Храни, Господь, от нашей неприязни людей, чья утонченность для нас непостижима! Иначе возвратимся в СССР.


КОГДА УСПЕХ — БОЛЬШОЕ ГОРЕ

К своему 30-летию Базилевич и Лобановский понимали: устоявшиеся в советском футболе представления об организации игры устаревают на глазах. Как ни странно, факторами, тормозящими творческое мышление и эффективность подготовки, стали громкие успехи советской сборной, которая выиграла олимпийский турнир 1956 года, а четыре года спустя — еще и Кубок Европы. Стала непрошибаемой вера руководителей СССР в приход эры мирового господства советского спорта, гарантированное марксистско-ленинскими подходами к организации дела. Крупнокалиберные спортивные боссы и увешанные наградами тренеры погрузились в сонливое самодовольство.

С родителями Петром Дмитриевичем и Верой Ивановной, 1961 год.

Мимо этой публики прошмыгнул незаметно миг окончательного исцеления Западной Европы от последствий войны. Вместе со всеми составляющими комфортабельной жизни там резко пошел в гору и профессиональный футбол. Какой силой налились футбольные профи Федеративной Республики Германия, тренеры и игроки сборной СССР убедились в 1972 году, когда потерпели два звонких поражения во встречах с национальной командой этой страны — 1:4 в товарищеском матче и 0:3 в финале чемпионата Европы.

Вот как описывает Олег Базилевич свои впечатления от этих игр в книге «Система, или Размышления о футболе»:

«В истории советского футбола это был, пожалуй, первый случай, когда так наглядно было продемонстрировано наше отставание. Еще никогда мы не играли против команды, действия которой были бы так отличны от наших. Постоянные фланговые атаки с подключением крайних защитников. Раз за разом опасные нацеленные передачи и игра на опережение в нашей штрафной площадке. Активный отбор мяча, быстрый переход всей командой от обороны к атаке и наоборот. Тогда мы впервые испытали на себе, как неудобно играть против команды, исповедующей намного более совершенные принципы организации игры. Впервые, но, к сожалению, далеко не в последний раз. В начале 70-х годов четко обозначился разрыв в уровне футбола. Разрыв, который уже давно намечался, но именно тогда стал настолько очевидным. По большому счету, этот разрыв не преодолен до сих пор».

Аккуратно сказано.

Олег Базилевич и Валерий Лобановский после игры в составе донецкого «Шахтера», Западный Берлин, конец 60-х.

Можно было еще добавить, что в наши дни сравнение классности отечественной и европейской клубной элит вообще теряет смысл. Главным образом из-за нашего эпигонства, то есть следования какому-либо направлению в любом виде деятельности, лишенное творческой оригинальности. Иначе говоря, разрыв можно ликвидировать, эпигонство же исчезает только вместе с его носителями.

Потеря отечественным футболом собственного лица совпала с перебазированием ведущих клубов (а значит, и наиболее продуктивных спортивных центров поиска и подготовки юных талантов) в карманы богатейших людей страны. Явление новое, авторитетными экспертами не изученное, так что до выводов и предложений дело еще не дошло. Тем более что налицо и эффектные перевоплощения: например, донецкий «Шахтер» именно в частных руках стал европейской звездой.

Пока прояснилось лишь одно: тот, кто воспринимает приобретенные клубы в качестве заводных игрушек и устанавливает собственные порядки в подмятых под себя футбольных структурах, рискует вычистить наши футбольные конюшни от проявлений ума, достоинства и компетентности. Вероятно, должно пройти какое-то время, чтобы владельцы профессионального футбола страны разглядели пользу для себя в сотрудничестве со специалистами, чья верность законам спорта не продается. Но вернемся к нашему герою.

У любого советского человека к 30 го­дам имелись серьезные основания хорошенько подумать, прежде чем критиковать состояние дел в сферах, характеризующих степень благополучия державы. В числе таких сфер значился и футбол. Каждый спортивный работник знал назубок: о замеченных недостатках в развитии этого «партийного», как говаривали той порой, вида спорта следует обращаться устно и письменно по инстанциям, а не делиться фактами и идеями со средствами массовой информации. Так усиливалась охрана куда более важного секрета, чем какая-то там ущербность футбольной стратегии и тактики. Советский Союз твердо заявлял на весь мир, что не потерпит в своих пределах профессионализации спорта. Дудеть в одну дуду с партией и правительством вообще являлось краеугольным принципом жизни в СССР, а для государственных служащих даже нечаянное разглашение какой-либо из этих и тому подобных тайн Полишинеля приравнивалось к преступлению.

Игроки сборной СССР на знаменитом четырехкилометровом пляже Копакабана в Рио-де-Жанейро, 1962 год. Слева направо: Валерий Лобановский, Станислав Завидонов, Василий Данилов, врач команды, Владимир Щегольков, Олег Базилевич, Виктор Серебряников, Сергей Квочкин и Владимир Лисицын.


«ВСЕ ДОЛЖНЫ ДЕЛАТЬ ВСЕ»

Напоминаю о широко известных обычаях времен социализма, чтобы стало понятно: Базилевич и Лобановский не имели возможности вынести на суд общественности свои революционные предложения и таким образом обрасти сторонниками, уточнить кратчайшие пути к достижению цели. Чины, поставленные блюсти непорочность мифа о любительском характере советского футбола, зарубили бы эту идею в зародыше. И потому дело делалось без огласки, шито-крыто.

Так что же конкретно вознамерились изменить два друга?

Разгром, учиненный сборной ФРГ национальной команде СССР в двух матчах 1972 года, стал следствием умелого применения немецкой командой прессинга с участием полевых игроков всех амплуа, немедленного перехода от оборонительных действий к атакующим и наоборот. И у победителей оказались неисчерпаемыми запасы скоростно-силовой выносливости. Под занавес обеих встреч команда СССР выглядела откровенно уставшей, тогда как соперники все отбирали и отбирали мяч, а в атаку шли у них даже защитники.

Повторю, все это явилось неприятным сюрпризом для специалистов и любителей футбола СССР. Зато стала понятнее витавшая в воздухе идея — в современном футболе «все должны делать все». Вроде бы истина открылась для всеобщего обозрения, но засучили рукава лишь Базилевич с Лобановским. Не имея под рукой и сотой доли штата служащих, коим располагают государственные структуры управления спортом, они в кратчайшие сроки осовременили взгляды на тактико-стратегические принципы организации игры и технологии подготовки футболистов. Более того, у них сложились модели учебно-тренировочных процессов, ведущих к быстрейшему переводу советского футбола мастеров на новые рельсы.

Все это излагалось в черновых записях, готовых немедленно превратиться в рукописи для печати. Когда Олег ознакомил меня со своими трудами, мне вдруг пришло на ум, что так могло бы выглядеть и благое намерение повысить средний уровень мастерства отечественной журналистики, хотя бы до стандартов раннего Хемингуэя.

Звездный состав киевского «Динамо» 1975 года с главными тренерами Олегом Базилевичем и Валерием Лобановским. Ответственность за уровень подготовки и результаты команды делилась между Базилевичем и Лобановским поровну.

Однако энтузиазм Олега оказался настолько заразительным, его вера в свои силы была так привлекательна, что оставаться безучастным у меня не получилось. Да и окружающая атмосфера потрескивала электричеством.

В духоте тупикового варианта социализма спивалась интеллигенция. Зеленый свет горел только перед идеями создания новых видов оружия и повышения эффективности средств массового уничтожения. Среди других разновидностей деятельности пользовалось повышенным спросом у государства только строительство жилья. А тут две тонкие натуры от футбола на моих глазах отправляются в самостоятельный полет «через тернии к звездам». Обходясь без санкций верхов, ни у кого не спрашивая, нужно ли, уместно ли, не разрабатывает ли кто-то параллельно такую же тему. То есть с уверенностью неофитов несутся к цели, зная, что они ее достигнут. Какой же нормальный человек останется в стороне?

Как работник отдела футбола Укрсовета «Динамо» я был обязан рассказать об этом своему непосредственному начальнику — первому заместителю председателя организации Михаилу Макаровичу Баке. Он командовал спортивными подразделениями совета и на стадии изучения возникающих проблем самостоятельно принимал решения. По его распоряжению я с весны 1973 года под видом репортера курсировал между «Шахтером» и «Днепром», где работали тренерами Базилевич и Лобановский, собирая по крупицам сведения об эффективности их методик.

Между прочим, миссия оказалась не совсем безопасной. У областных партийных организаций нашлись экзотические варианты защиты своих кадровых интересов. Ну что взять с беспросветного забулдыги, которому пришло в голову зашибить незнакомца в кривом переулке?

Я считал Михаила Макаровича своим другом, потому хотел знать, может ли он встать горой перед высшим начальством за идею, в которую мы с ним верим, а начальство — нет. Ведь на первых порах наше с ним желание вернуть Базилевича и Лобановского в «Динамо» не встретило понимания в штабе главы Компартии Украины. Речь-то шла об интересах областей, фундаментально подпиравших своими широкими плечами экономическую мощь, бюджет и реноме республики.

В этой однозначной ситуации Бака повел себя, может быть, и недисциплинированно с точки зрения партийных требований, но как по мне — исключительно полезно для организации, которой мы оба служили. Тогда-то я и присягнул ему на верность. Мои наезды в «Днепр» и «Шахтер» продолжались. Только отныне — тайно даже от сослуживцев.

Олег Петрович Базилевич занял должность старшего тренера киевского «Динамо» по воспитательной работе в январе 1974 года. Но его функции простирались значительно дальше воспитания коллектива в духе социалистической нравственности. К тому времени Лобановский уже начал наводить по­ряд­ки в команде в ка­честве старшего тре­нера, а еще одна та­кая же должность не пре­ду­сматривалась. Тем не менее на­чальство согласилось закрыть глаза на «двуглавость» руко­водства киевским «Динамо». Так что ответственность за уро­вень подготовки и результаты команды делилась между Базилевичем и Лобановским поровну. Олег Петрович олицетворял собою научно-методическое начало, Валерий Ва­сильевич — практи­ку, где не последнее место принадлежало той самой воспитательной рабо­те, исполнять кото­рую предписывалось Базилевичу сугубо бюрократически.

Чудо возникновения у команды сразу двух кормчих обсуждалось на все лады динамовцами Украины, особенно, конечно же, в тренерской среде. Но предугадать события никому не удалось. Точнее — грандиозность событий.

Под началом Базилевича и Лобановского сложившиеся, в свое время тщательно отобранные футболисты с репутацией умелых исполнителей без раскачки прибавили в конкурентоспособности, словно их предыдущее пребывание в спорте было всего лишь разминкой. И этот рывок в новые возможности обеспечили не какие-то чудодейственные препараты засекреченного происхождения, а легально, посредством тренинга добытая энергия в организмах бывалых спортсменов. Что и выдало на-гора взрыв скоростей и скоростной выносливости команды.

Выходит, ни сами футболисты, ни их тренеры ни сном ни духом не ведали, насколько велики у них запасы энергетики и как дать выход этому богатству. К сожалению, это правда, что научно-методическое обеспечение роста спортивных результатов, бурно пошедшее в рост благодаря новейшим открытиям в смежных с медициной науках, долгие годы обходило стороной советский футбол. Именно футбол, но не спорт вообще. И вовсе не случайно именно в Киеве, а не в Москве футбольная гениальность расцвела пышным цветом. Говоря в общем плане — просто оказался истинным интеллигентом еще и первый секретарь Компартии Украины Владимир Щербицкий. Весьма неординарный случай для КПСС, но, как выяснилось, именно его и недоставало украинскому фут­болу.

Киевский стадион «Динамо» с отрочества производил на меня впечатление подсолнуха, только утыканного не семечками, а тренерскими офисами. Все эти штабные работники динамовских секций по олимпийским и служебным видам спорта имели обыкновение плотной толпой наблюдать за тренировками футбольной команды. Мне еще пацаном доставляло удовольствие ловить мудрые мысли в окружении такой почтенной компании. А уж взрослый человек тут мог бесплатно пройти высшие тренерские курсы.


НАЧАЛО БОЛЬШОГО ПУТИ

Сколько помню себя, решающая аргументация необходимости смены наставников футбольного киевского «Динамо» формулировалась именно на этом импровизированном форуме. Как-никак высказывались личности, сами восходившие на пьедесталы и воспитавшие обоймы чемпионов СССР, Европы и мира по длиннющему перечню олимпийских и служебных видов спорта. Лично мне неоднократно доводилось слышать в этой «ложе пэров» едкие суждения о том, что коряво-ленивый баскетбол в исполнении футболистов, их прыжковые «забеги» на одной ноге, равно как лазание по канату, не дают толчка к раз­витию ни единого качества, необходимого футболистам.

А когда тренировочные программы футбольной команды на игровых площадках и в легкоатлетическом секторе стадиона стал назначать Олег Базилевич, толпа тренеров быстро приучилась запасаться блокнотами. У всех этих наставников борцов, боксеров, пловцов, акробатов пользовались особым спросом упражнения, направленные на развитие скорости, ловкости и скоростной выносливости. Люди записывали, зарисовывали!

После завершения карьеры футболиста Базилевич ушел с головой в науку о спорте, задавшись целью спроецировать на футбольную почву технологии, уже обеспечившие массовый падеж мировых достижений в легкой атлетике. Еще с сезона 1967 года, проведенного бывшими динамовцами Киева Базилевичем и Лобановским в составе игроков донецкого «Шахтера», Олега распирала идея кардинально изменить тренировочный процесс футболистов. Речь шла о принципиально новой организации функциональной подготовки игроков, поставленной на повестку дня последними научными открытиями.

Самое занятное во всей этой истории то, что судьбоносное для киевского «Динамо» и советского футбола решение Базилевича и Лобановского ступить на тренерскую стезю возникло у них под впечатлением ... победы над киевским «Динамо»! В донецком «Шахтере» оба играли под руководством своего бывшего динамовского наставника Олега Александровича Ошенкова. Тренеру тоже очень хотелось победить динамовцев, и перед календарной встречей с киевлянами он согласился с предложением Базилевича — при потере мяча немедленно переходить к плотной персональной опеке хавбеков «Динамо». Благо функциональная готовность игроков «Шахтера» позволяла пустить в ход это тяжелое футбольное оружие.

Получилось лучше некуда — динамовцы лишились привычных для них возможностей контролировать мяч в центре поля, откуда они за счет хорошо налаженных комбинационных действий обычно организовывали атаки на ворота соперничающей стороны. Но на этот раз центр поля стал ареной сражения за мяч, которое киевляне проиграли. Других тактических приемов организации наступления у них на вооружении не нашлось, и «Шахтер» добыл победу.

В своей книге Олег Базилевич посвятил этому событию такие строки: «Игра запомнилась еще и потому, что она показала: мы с Лобановским уже можем самостоятельно генерировать продуктивный тренерский замысел».

Вот вам и день рождения отечественных футбольных полководцев новой формации.

К своему первому сезону во главе киевского «Динамо» друзья подготовились таким образом, что их подопечные футболисты запомнили на всю оставшуюся жизнь весну 1974 года. Полкоманды удостаивалась в недавнем прошлом чемпионских медалей, имелись в коллективе и четырехкратные победители всесоюзного первенства. Но никто из них даже не слыхивал, чтобы где-нибудь когда-нибудь футболистам предлагалось преодолевать тренировочный тракт, выжить на котором обычный человек имел весьма призрачные гарантии. Одна радость, что отныне составной частью тренировочного процесса стали восстановительные мероприятия, тщательно планировавшиеся и подбиравшиеся Базилевичем в соответствии с научно обоснованными рекомендациями.

Должно было пройти какое-то время, чтобы созрели плоды всех этих новшеств. На старте сезона 1974 года команда киевского «Динамо» не выглядела ни мобильной, ни мощной. В то же время зримо повысилась игровая дисциплина, четко проступило стремление защищаться и атаковать крупными силами. И в последний день апреля, когда на календарный матч чемпионата приехал в Киев действующий чемпион страны ереванский «Арарат», динамовцы выдали спектакль, который их поклонники, да и любители футбола иных клубных ориентаций, смотрели, раскрыв рот.

Гости применили смелый вариант игры с пятью форвардами. Когда они владели мячом, команда выглядела не менее опасной, чем спецназ на учениях. Но мяч попадал к гостям все реже и реже. Безостановочно прессингуя в двойках-тройках, хозяева поля в конце концов прижали к ногтю все «раздаточные механизмы» соперников, откуда могла последовать тактически острая передача мяча в переднюю линию атаки. Прочно сев на голодный паек, великолепная пятерка форвардов «Арарата» попусту тратила время на игровой площадке.

Надо сказать, что отработанный до малейших деталей коллективный отбор мяча стал фирменным знаком команды Базилевича и Лобановского. Соперника, завладевшего мячом, атакует игрок любого амплуа, находящийся ближе всех к эпизоду, из зоны досягаемости на страховку атакующего партнера немедленно подтягиваются двое и перекрывают возможные пути дриблинга. Не так-то просто выбраться из такой ловушки, равно как и отдать точный пас в переднюю линию. И так по всему полю каждый раз, лишь только мяч оказывается у соперников. Если ваша команда в состоянии без устали проделывать все это на протяжении 90 минут игры, то соперникам, тренирующимся только один раз в день, лучше оставаться в раздевалке.

После победы в матче с чемпионом (2:0) киевляне никому не уступали лидерство в турнирной таблице. Уверенность футболистов в том, что тренеры не зря подсушили их своей предсезонной подготовкой до формата бегунов на стайерские дистанции, укрепил прошедший в начале лета финальный турнир мирового футбольного первенства. Сборная СССР не принимала участия из-за отказа играть отборочный матч в столице Чили на стадионе, залитом кровью патриотов. Но телевизионное зрелище неотразимо яркой игры героев чемпионата — сборных Голландии и Федеративной Республики Германия не оставляло никаких сомнений: это неутомимое командное движение, эти включения максимальных скоростей на протяжении всего времени матча, калейдоскопическая взаимозаменяемость игроков, действующих не по догматическому велению первоначальной расстановки, а по обстоятельствам игры, эта оснащенность защитников техническими приемами нападающих и умение форвардов действовать как заправские беки и хавбеки — все это целую зиму вталкивалось в их головы тренерами.


И НАСТУПИЛ 1975-Й...

Авторитет Базилевича и Лобановского как высокообразованных специалистов, постоянно находящихся на острие футбольного прогресса, взмыл на недосягаемую высоту. В команде пошла дружная работа, слились воедино надежды, стало коллективным презрение к усталости. Через тернии к звездам! Космическая энергетика этого девиза способна поднять мертвого из могилы.

Основательная предсезонная подготовка позволила динамовцам Киева сохранить боевую спортивную форму до последнего дня сезона 1974 года. После восьмилетнего перерыва команда выиграла Кубок СССР, а за два тура до окончания розыгрыша первенства короновалась на чемпионство.

В Кубке обладателей кубков европейских стран динамовцы Киева пробились на стадию четвертьфиналов. А после поражения сборной СССР в Дублине от ирландцев с неприличным счетом 0:3 всему основному составу киевлян во главе с Базилевичем и Лобановским было приказано переодеться в форму национальной команды.

Стал председателем Спорт­комитета Украины Михаил Бака, вслед за ним юркнули туда же начальник отдела футбола Укрсовета «Динамо» Николай Фоминых и я, грешный.

И наступил год 1975-й — лучезарнейший, отмеченный печатью небес, неповторимый в истории футбольной команды киевского «Динамо». Воодушевленные высокой честью защищать в полном составе цвета сборной команды Советского Союза, а также стартовыми успехами в европейском Кубке обладателей кубков, футболисты неукоснительно выполнили задания тренеров в так называемом переходном периоде и явились на первые тренировки в отличном расположении духа и в безупречном физическом состоянии. На сбор национальной команды в Югославию отправились 16 динамовцев Киева — Евгений Рудаков, Владимир Трошкин, Александр Дамин, Валерий Зуев, Михаил Фоменко, Стефан Решко, Виктор Матвиенко, Сергей Кузнецов, Владимир Веремеев, Владимир Мунтян, Леонид Буряк, Виктор Колотов, Анатолий Коньков, Владимир Онищенко, Олег Блохин, Петр Слободян.

Издержки выступлений сразу под двумя флагами дали о себе знать в первом же календарном матче сезона. Соперником киевского «Динамо» в четвертьфинале клубного Кубка кубков был турецкий «Бурса­спор», встретиться с которым на его поле календарь распорядился в первой декаде марта. А меньше чем через месяц сборную СССР, то есть тех же самых футболистов киевского «Динамо», ожидала календарная встреча со сборной Турции в рамках чемпионата Европы. Представьте себя на месте Базилевича и Лобановского: выложишь все козыри своей игры в Бурсе — вооружишь до зубов турецкую сборную, выставишь смешанный состав из основных игроков и дублеров против «Бурсаспора» — разоружишь свою команду...

Как и ожидалось, уже за предматчевой тренировкой киевлян в Бурсе сборная Турции наблюдала в полном составе во главе со своим тренером Озары. Высокий уровень функциональной готовности наших земляков не требовал «подзарядки» на разминке, гости «постучали» по воротам, рванулись несколько раз с места метров на 40 — и пошли себе с миром, оставив окружающих в неведении относительно своего состояния. Игру же направили в спокойное русло, всех своих скоростных возможностей не показывали, организовывая атакующие выпады за счет передач из глубины на 40-50 метров и удачного выбора позиций нападающими. Однажды такой пас отрезал от решающих событий чуть ли не всю оборону хозяев, и Володя Онищенко изящно вогнал мяч в сетку. Со счетом 1:0 матч и закончился. В печати появилось резюме турецкого тренера Гегича: мол, динамовская команда действует однообразно, перестраиваться по ходу встречи не умеет...

В ответной встрече на своем поле подопечные Базилевича и Лобановского тоже не рвали на себе рубаху, выиграв 2:0 исключительно ситуативно: выпало два случая забить — и забили, а возникни только один удобный момент, ограничились бы минимальным счетом. Так прозаично и вышла команда впервые в жизни в полуфинал европейского турнира.

Наконец настал день 2 апреля, день поединка с национальной командой Турции. В составе сборной СССР побывали на поле 12 динамовцев Киева. Настроение у компании иное, нежели в играх с «Бурса­спором». Из-под бутс хозяев поля (игра проходила в Киеве) то и дело летят куски земли, пронизанные по-весеннему белыми нитями корневой системы трав. Итог — 3:0 в пользу хозяев поля.

Отчет об игре корреспондента еженедельника «Футбол-хоккей» Льва Филатова, мэтра советской футбольной журналистики, заканчивался следующей фразой: «Не помню, чтобы когда-нибудь какая-либо наша команда 2 апреля выглядела столь же тренированной, располагающей запасом сил на все полтора часа...».

Следующим соперником киевского «Динамо» в розыгрыше Кубка кубков стала команда одного из респектабельнейших в Старом Свете клубов — голландского ПСВ «Эйндховен». Как мы уже знаем, на чемпионате мира 1974 года сборная Нидерландов заняла второе место, однако футбольным гурманам она понравилась больше, чем увенчанная лаврами победительницы сборная ФРГ.

Голландская команда оказалась на несколько порядков выше турецкого «Бурсаспора» во всем, из чего складываются футбол и спортивная подготовка. Тем не менее в Киеве динамовцы и ее обыграли со счетом 3:0. На своем поле «Эйндховен» взял реванш, но мелковатый — 2:1 и пропустил динамовцев в финал. Там наших ребят поджидал венгерский «Ференцварош».

14 мая 1975 года на поле стадиона «Санкт-Якоб» в Базеле (Швецария) динамовцы победили эту команду со своим излюбленным счетом 3:0 и впервые в истории советского футбола завладели европейским клубным кубком. Наши земляки провели игру в таком составе: Рудаков, Коньков, Трошкин, Фоменко, Решко, Матвиенко, Мунтян, Колотов, Буряк, Онищенко. Блохин. Голы на счету Онищенко (2) и Блохина.

Матч транслировался на 32 страны Европы. Игра киевлян произвела сильное впечатление даже на видавших виды мастеров футбола. Характерным в этом отношении представляется мнение форварда сборной Польши Гжегоша Лято: «Наша сборная — третья в мире, но следует признать, что в Польше сейчас нет такой сильной клубной команды, как киевское «Динамо».

Олегу Базилевичу и Валерию Лобановскому были присвоены звания заслуженных тренеров СССР. Звания заслуженного мастера спорта СССР удостоены футболис­­ты Олег Блохин, Леонид Буряк, Владимир Ве­­ремеев, Виктор Колотов, Владимир Мун­­тян, Виктор Матвиенко, Владимир Они­­­щенко, Стефан Решко, Владимир Тро­ш­­кин, Михаил Фоменко.

И уже через четыре дня после базельского триумфа динамовцы Киева вышли на поле своего родного стадиона под флагом сборной СССР против лидера отборочной группы — национальной команды Ирландии. Нашей команде давала надежду на выход из группы только победа. И она выиграла — 2:1.

Ни до того, ни после я не встречал футболистов такого крутого нрава и такой несгибаемой воли. А ведь до встречи с Базилевичем и Лобановским эти их качества не бросались в глаза...


СУПЕРКУБОК — СУПЕРКОМАНДЕ

Согласитесь, у футболистов-любителей, фактически лишь второй год живущих и действующих по законам профессионального спорта, такая мощная трата физических и нравственных сил могла бы вызвать острую жажду тайм-аута. Ведь все, что произошло с ними, случилось впервые в их жизни. Переварить бы все эти события на досуге. Но времени на досуг не было. Едва отдышавшись от череды весенних подвигов под сенью двух флагов, команда ввязалась в историю похлеще прежних.

На рубеже 70-х годов минувшего столетия голландцы, известные на весь мир футболоманы, взрастили бесспорного лидера клубного футбола Старого Света — амстердамский «Аякс». И когда клуб победил везде, где участвовал, выдумали новый турнир — розыгрыш Суперкубка Европы. При наличии обоюдного желания экзотический приз разыгрывают обладатели Кубка чемпионов и Кубка кубков.

В первом розыгрыше, состоявшемся в 1972 году, «Аякс» взял верх над шотландским «Глазго рейнджерс» — 3:1 в гостях и 3:2 в Амстердаме. Два года спустя жертвой «Аякса» стал итальянский «Милан», таки победивший голландцев дома — 1:0, но переживший ужасные полтора часа в гостях — 0:6. В 1974 году Суперкубок не

ра­зы­гры­вался — дело-то добровольное. Тог­да владелица Кубка чемпионов мюнхенс­кая «Бавария» тщетно пыталась склонить к дуэли клуб «Магдебург» из ГДР, однако этот несколько неожиданный владелец Кубка кубков не пошел на братоубийственную футбольную распрю.

В описываемом 1975-м «Бавария» снова завладела континентальным чемпионским призом и наверняка с еще большим энтузиазмом подкатила к обладателю Кубка кубков — «сыграем?». Киевское «Динамо» ответило «да».

Ну, не совсем «Динамо», а компетентные органы, как это было положено в СССР. Однако ни у кого из нас не было сомнений в том, что Москва даст добро. Далеко не все в столице воспринимали благодушно дежурство сильнейшей команды Украины по престижу футбольной сборной Советского Союза. Всегда это было святым долгом и работой Москвы. А тут под­ворачивалась почти стопроцентная вероятность, что динамовцы Киева «получат по сусалам» от «Баварии»...

Первый матч между киевским «Динамо» и «Баварией» состоялся 9 сентября в Мюнхене. Завороженные слухами о фантастическом мастерстве профессионалов, миллионы подданных СССР маялись около телевизионных экранов в ожидании сокрушительных атак «Баварии». Но шла позиционная борьба без сколько-нибудь серьезных угроз воротам обеих сторон. И вдруг произошло нечто.

В середине второго тайма Олег Блохин на своем левом крае получил передачу из глубины, принял мяч еще до центральной линии поля, прокинул себе на ход и, сопровождаемый защитником соперников, рванулся по флангу. Около угла штрафной площадки «Баварии» осмотрелся в поисках партнеров — они еще не вышли из обороны. В штрафной площадке, кроме вратаря Майера, находилось пятеро игроков «Баварии». Блохин двинулся на них — не посылать же мяч своим через все поле!

Набрав скорость, Олег обыграл бросившихся ему навстречу двух защитников одним движением корпуса — показал влево, а ушел с мячом в другую сторону, ближе к центру штрафной. Мимо третьего просто пробросил мяч, а оставшегося в дураках бека оббежал. Сближения с четвертым не допустил — в ритм бега саданул по-круглому «вполмяча». Тот взвился в воздух и, покачивая боками, по дуге залетел в дальний от вратаря угол. Забивать такие голы в таком матче дано только великим футболистам. Счет 1:0 в пользу «Динамо» сохранился до конца игры.

Вечером 6 октября 1975 года население Киева покинуло улицы, площади, парки и все прочие места, где не имелось телевизоров. «Бавария» в присутствии 100 тысяч зрителей на трибунах местного стадиона пыталась спасти свою репутацию сильнейшего клуба Европы. И не спасла. Хозяева поля выиграли со счетом 2:0. Без всякого преувеличения, подопечные футболисты тренеров Олега Базилевича и Валерия Лобановского порвали на тряпки игру гостей.

Хозяева поля пре­взошли западногерманский суперклуб во всех компонентах, из которых складывается сила футбольной команды и репутация ее тренеров. На фоне безостановочного движения хозяев поля и четкого исполнения ими на скорости сложных технических приемов «Бавария» предстала командой, долго не выдерживающей быстрого темпа игры, склонной к позиционным ошибкам, особенно в эпизодах, когда у соперников защитники вдруг берут на себя роль форвардов. К тому же под занавес встречи силы окончательно покинули гостей, и «местами» некоторые из них выглядели просто малотехничными. Динамовцы же были в ударе. Это был их звездный час.

Суперкубок УЕФА — огромная серебряная чаша — был выставлен на всеобщее обозрение в витрине Украинского отделения агентства печати «Новости».

А через шесть дней, 12 октября, подопечные Базилевича и Лобановского вывели сборную СССР на первое место в турнирной таблице своей отборочной группы. В Цюрихе была побеждена со счетом 1:0 сборная Швейцарии. На этот раз десятерым динамовцам Киева помогли добыть турнирные очки Звягинцев из донецкого «Шахтера», Ловчев из московского «Спартака» и Сахаров из столичного «Торпедо».

Сборная СССР окончательно решила свои текущие проблемы 12 ноября в Киеве, когда команда обыграла Швейцарию со счетом 4:1 и стала победительницей отборочной группы.

Первенствовали динамовцы Киева и в чемпионате СССР. Причем досрочно — за полмесяца до финиша турнира. Где вы видели другую такую команду?


ВМЕСТО ЭПИЛОГА

Кому-то уже в 50 отшибает память, где она, тропа охоты на красавиц, а кому-то и в 75 не хватает одной двухчасовой тренировки, чтобы повышибать тырсу из тренировочного мешка, — подавай ему еще и вечернее занятие. Врожденный спортсмен, генетический интеллектуал и просто классный парень Олег Базилевич явно относится к этой, второй, категории. Меня не удивляет, что в нынешнее откровенно не лучшее время отечественного футбола каждый чих залетных тренеров и футболистов ценится на вес золота — таков моральный климат, насаждаемый в обществе нуворишами всех эпох и народов. Но вот то обстоятельство, что в Украине сегодня не востребована система Базилевича, его уникальные научные разработки, означает лишь одно — вымирание среды, откуда рекрутировались футбольные управленцы во времена, когда наш футбол чего-то стоил. Чтобы исправить такое, потребуются годы. Ибо сначала нужно воспитать кадры, способные оценить обстановку. Публика, шагнувшая из грязи в князи, тут не пляшет.

Живи 100 лет, мой старый друг Олег Петрович Базилевич, любимый футболист и тренер, ученый от футбола! Ты — свет в ночи.


Изменено 05.07.2013 13:11

     

    • За стиль и содержание рекламных объявлений редакция ответственности не несет. Мнения, высказанные в авторских материалах, не всегда совпадают с мнением редакции.
    • Все материалы защищены. Все права соблюдены.
    • При использовании любых материалов ссылка с указанием электронного адреса обязательна.

    Размещение рекламы на сайте: ifef-lobanovsky@mail.ru  или по телефону + 49 (0)511 3351081



    • IFEF - Lobanovsky
      Wörthstrasse 38, 30161 Hannover
      Germany
    • + 49 (0)511 33-510-81  / Germany /
      + 1 215 969-4780 / USA /

    Международный фонд развития футбола имени Валерия Лобановского